Телохранитель - Объединение телохранителей и профессиональных охранников
Bodyguards
Популярное
Пять мифов о рыцаряхРыцари были благородными и галантными защитниками христианской веры и дамы сердца. А еще они были ублюдками, которые ходили по нужде прямо в доспехи и резали бедных крестьян как скот. Они были низкорослыми и одновременно высокими, гнилозубыми пьяницами и прекрасно сложенными атлетами. В общем, весь образ рыцаря до сих пор до ужаса мифологизирован и при этом противоречив. Поэтому никогда не поздно разрушить пару самых застоявшихся мифов.
«Рoль и пpимeнeниe бoeвoго дробовика» от Гeйб CуapeзаВот уже сотни лет дробовик является неотъемлемой частью оружейной культуры и мира стрельбы. Боевой дробовик был хорошо знаком отцам-основателям Америки, а также тем, кто приручил Запад.
Поучительный мастер-класс по боевому гримуНАТО продолжает раскрывать свои секреты. Вслед за откровениями о содержимом рюкзака американского морпеха и польского десантника на официальном канале Североатлантического Альянса появилось видео с инструкциями по нанесению боевого грима.
Групповая схватка в единоборствах Царь Дабшалим сказал: « А теперь поведай мне о том, кто умел спастись от многочисленных врагов, окружавших его со всех сторон, так что гибель его казалась неизбежной.»
Ибн аль-Мукаффа, VIII век н.э
Горная подготовка спецов морской пехоты СШАПодготовка бойцов спецназа морской пехоты США состоит из 140 часов занятий по физической подготовке, 634 часа классных занятий по общевойсковым дисциплинам, 1365 часов полевых и практических занятий. Во время них будущие спецназовцы должны преодолеть 114 миль во время совершения пеших маршей или участвуя в отработке действий патруля.
Телохранитель
Хитрости и финты в бою Обманная техника рукопашного боя, хитрости в драке и спортивном бою, нестандартные финты в спортивном бою, финты для оценки противника, в завязке и кульминации боя. Ключевое значение обманных техник для достижения победы.
Platinum Mamba с ценником 150 тысяч долларов Сверхдорогие модели холодного оружия появляются крайне редко и сразу же приковывают к себе внимание. Да, этими ножами, скорее всего, никто и никогда не воспользуется по назначению, но как редчайшие экземпляры они будут объектом желания состоятельных коллекционеров.
"Гаражная винтовка" для американской армии Американская армия кардинально не меняла своего стрелкового оружия на протяжении 55 лет и активно ищет замену винтовкам М16/М4. Вчера, 2 октября, портал gazette.com сообщил о том, что Минобороны США заказало прототип четырёхствольной винтовки L4 Caseless Ammo.
Super X 4 Cantilever Buck – особый инструмент для особой охотыКомпания Winchester предлагает новую модификацию ружья Super X 4 Cantilever Buck с толстостенным нарезным стволом для стрельбы пулей, что обеспечивает значительно большую точность выстрела по сравнению с гладкоствольными конфигурациями.
Новый нож Tighe Breaker с интересным техническим исполнениемДизайнер холодного оружия Брайан Тай представив новую модель ножа отличительными чертами которой является необычная форма лезвия, компактность и универсальность, а также небольшой вес при отнюдь не компактных размерах.
Облако тегов
Утром как только вы проснулись не открывая глаз «включите» только слух «отключив» обоняние | иглу | охрана в ресторане | охранна клиента в ресторане | Прикрывай | Контакт | нож диверсант | Несмотря на термин «защита дома» на самом деле защищать надо не собственность особенно ког | бронепапки | лечение опарышами | 40 лет | Заброневая контузионная травма - повреждения кожного покрова и или костных структур и или | Прикол | Юмор | CQB | Ближний бой | фукусима | Плохая видимость делает трудной стрельбу из любого оружия так как тени могут ввести солдат | Перегрузки не влияли на людей до конца I Мировой войны когда пилоты по таинственным причин | Работа в Одессе | Денежное обеспечение | пенсии | Боковое периферическое зрение — это способность видеть то что творится перед глазами | Некоторые способы ношения и применения штатного стрелкового оружия позволяющие удобно его | Слышимость ночью значительно лучше в сырую погоду после дождя в горах у воды и когда ветер | Большинство людей заводят служебных собак с определенной целью а именно для охраны себя ил | В широко известной книге «Психологическая подготовка подразделений специального назначения | РАДИОПЕРЕГОВОРЫ | Если вы решили усилить меры безопасности в своем офисе квартире или доме и приобрести | Трость с электрошокером
Журнал Телохранитель

Профессиональный телохранитель всегда угроза для террористов

найти работу в Европе


Если просмотреть хронику покушений, то чаще всего в ней встречаются сообщения из категории так называемых подъездных. Схема их реализации незамысловата. Преступник поджидает жертву с утра (или вечером к моменту возвращения) в подъезде дома, где живет объект, или вблизи подъезда у места парковки автомобиля. Позиции для засады выбираются на основании информации, предоставленной заказчиком, или после разведывательно-подготовительной работы, в ходе которой вычисляются места частого нахождения жертвы. К ним относятся, прежде всего, дом, несколько реже работа или место проведения досуга (так что это может быть не только подъезд «родного» дома, но и дома любовницы, например).

Именно по такой схеме были совершены покушения на В. Листьева, на начальника медслужбы «Газпрома» и личного врача премьер-министра РФ Д.Нечаева, продюсера телепередачи «Момент истины» О. Слабынько, генерального конструктора ОКБ «Новатор» в Екатеринбурге В. Смирнова и многих других.

К подъездным покушениям по распространенности и «легкости» исполнения примыкают автомобильные взрывы, когда взрывное устройство устанавливается в автомобиль, оставленный без присмотра (в том числе и на охраняемой стоянке или в гараже), как это, например, случилось с А.Плисовым, соучредителем строительной фирмы «Диллон».

Все эти разные по деталям исполнения примеры отличает одна общая деталь: отсутствие у жертвы вооруженной команды телохранителей или наличие столь неопытных и ленивых охранников, что они даже не досматривали автомобиль клиента на предмет «сюрпризов» после длительного отсутствия. Как свидетельствует статистика, если клиента охраняют подготовленные вооруженные телохранители, то, учитывая опасность отпора, нападающие предпочитают более тонкую тактику: взрывы в местах постоянного пребывания объекта или непосредственно вблизи них. Так было организовано покушение на вице-мэра Москвы В. Шанцева, председателя РФИВА М. Лиходея, гендиректора АО «Торговый дом «Альтернатива» Д. Цина, бизнесмена и помощника лидера ЛДПР А. Дзеня, министра финансов Дагестана Г. Гамидова. Я называю классические подъездные «закладки». В транспортных «закладках» при наличии у жертвы хороших телохранителей предпочтение отдается установке взрывного устройства на маршруте движения, как это произошло в свое время с Б.Березовским, с президентом Грузии Э.Шеварднадзе, премьер-министром Украины П.Лазаренко или генералом А.Романовым в Чечне.

Следующая после взрывов опасность при наличии вооруженных телохранителей — снайперы-террористы.

Наиболее нашумевшие покушения с участием снайперов — убийство О. Квантришвили, гендиректора АО «Фул Глобал Лизинг Эйрлайнз» М. Левитана, руководителя «Прагмабанка» И. Медкова, крупного бизнесмена И. Глоцера, вице-губернатора Санкт-Петербурга М. Маневича. Но использование снайпера связано с рядом трудностей, избежать которых преступникам позволяет применение автоматического скорострельного оружия. Очередь из АК по конечной эффективности не уступает выстрелу из винтовки с оптическим прицелом, но не требует высокого профессионализма от исполнителя. Боевая мощь банды, вооруженной автоматами, конечно же, гораздо выше, чем у телохранителей со штатными ПМ, поэтому и риск ответного возмездия также сравнительно невелик. Именно по такой логике были построены покушения на совладельца гостиницы «Рэдис-сон-Славянская» П.Тэйтума, гендиректора ТОО «Мирандо» В.Наумова, учредителя клуба «Арлекино» А. Гусева, руководителя «Техкомбанка» В.Ровенских.

Итак, какие же можно сделать выводы? Прежде всего, что наличие вооруженных телохранителей, как правило, приводит к вынужденному применению преступниками более сложной схемы-заготовки. Люди, не связанные с обеспечением безопасности или связанные с этим вопросом в силу случайных обстоятельств, зачастую соглашаются с расхожей обывательской точкой зрения: «захотят убить, все равно убьют». На самом деле это в корне ошибочное мнение. Профессионалы знают про извечное противоборство щита и меча, в котором побеждает более умный, хитрый и подготовленный к битве. Как показывает разбор «удачных», с точки зрения преступников, покушений, в 85 процентах случаев удались они из-за неграмотности и бестолковости при обеспечении безопасности, а отнюдь не из-за «крутизны» и проницательности бандитов (профессионалов высокого уровня среди них, к счастью, по большому счету единицы). Если обобщить все неудачи, связанные с обеспечением личной охраны, то четко прослеживаются две основные причины: незнание как руководящим звеном, так и рядовыми исполнителями основ персональной охраны и экономия на содержании комплексной системы безопасности.

Первая причина имеет объективный и субъективный характер хотя бы потому, что пять лет назад у нас просто не было такого понятия, как частный охранник (официально профессии частного телохранителя нет и по сей день). Приходилось либо слепо копировать порядок работы у единственной государственной структуры, занимающейся подобными вопросами, либо перенимать зарубежный опыт, хотя ни то ни другое в чистом виде не применимо для условий нашей частной охранной деятельности. Мы были вынуждены идти методом проб и ошибок. Однако сейчас можно с уверенностью говорить о том, что за официальный пятилетний период работы частной охранной деятельности накоплен некоторый успешный опыт в обеспечении личной безопасности и, как показывает практика, в отдельных случаях в противостоянии государственных силовых структур и частных охранных успех далеко не всегда сопутствует первым.

Что касается второй причины, то погоня за дешевизной еще никогда не приводила к хорошему качеству. Иногда приходится сталкиваться с парадоксальной ситуацией. «Учить телохранителя? А зачем? Умным станет, уйдет от меня к другим» — так заявляют отдельные руководители охранных структур. Или другой вариант: «Зачем ему учиться? Он опыта набрался на государевой службе». При этом они не задумываются, что ни одна «государева служба» не дает опыта частного профессионального телохранительства, а люди, реально занимавшиеся обеспечением безопасности на государственном уровне, уже не идут в рядовые телохранители.

Касаясь дешевизны «рабочей силы», нужно отметить кардинальное отличие отечественного рынка охранных услуг от западного. Если там при обеспечении как объектовой, так и личной охраны при сравнительной дешевизне технических средств охраны достаточно высоко оплачивается труд телохранителей, то у нас вместо комплексного технического рубежа охраны, для обеспечения эффективности которого хватит всего пяти специалистов, нанимают несколько десятков человек с ежемесячной оплатой по 150 долларов. Эффективность подобной охраны — с отрицательным знаком.

Вспоминается в связи с этим характерный пример, когда английский инструктор пытался объяснить нашим телохранителям из самых разных организаций со всех концов бывшего Союза принципы обеспечения безопасности при сопровождении охраняемого лица на транспорте. За основу брался классический расклад: машина VIP , машина прикрытия, телохранители эскорта, группа прикрытия и т.д. Все очень хорошо все понимали, кивали головами, но в конце занятия неизменно следовал вопрос: «Извините, а вот как все то же самое, но если машина одна?» Здесь и начиналась нестыковка. Гость никак не мог понять, почему возникали сложности с машиной прикрытия. «Она сломалась» — «Возьмите новую» — «А если другой нет?» — «Наймите!» Непонимание возникало от того, что инструктор просто не мог поверить, что человек, который в состоянии содержать несколько телохранителей, может испытывать трудности с приобретением дополнительной машины. Стоимость эксплуатации автомобиля с водителем и стоимость содержания одного лишнего квалифицированного телохранителя явно были в его понимании несовместимы. К сожалению, как показывает практика, несопоставимы они и у нас, только в обратную сторону. Вот поэтому и допытывались ребята, как же двоим или троим телохранителям уместиться со своим шефом в одной машине.

Кстати, в отношении зарубежного опыта характерным является пример, приведенный моим коллегой С.Чалбышевым. В свое время, занимаясь боевой подготовкой контртеррористических подразделений МВД, ему довелось наблюдать работу аналогичных служб в ряде стран, в частности в Австрии и ФРГ. После ухода на «заслуженный отдых», занимаясь прежним делом в частных охранных структурах, он столкнулся с работой коллег из Израиля и Австрии. Зарубежные гости привозили обширный материал по обмену опытом, красочные проспекты, видеофильмы, высказывали пожелания об обучении наших телохранителей по продвинутым методикам. Однако один простой вопрос, что называется, в лоб поставил заезжих экспертов в тупик:

«Вводная: грузовой автомобиль, сопровождаемый частными охранниками, останавливают вооруженные сотрудники милиции. Охранники разоружаются, сотрудники милиции исчезают вместе с грузом в неизвестном направлении. Инструктаж и действия охранников в подобной ситуации?»

Ответ был примерно следующий: «Такого быть не может, потому что такого у нас не может быть никогда». — «А у нас случается, и при этом не единично, и действия в подобной ситуации досконально отрабатываются, как теоретически, так и практически». Тут гости согласились, что поучиться есть чему не только у них.

Работа телохранителей («прикрепленных», согласно нашей терминологии, или «персональных офицеров охраны», согласно зарубежной) является завершающим этапом в обеспечении личной охраны. Это тот последний барьер, который стоит на пути преступника к жертве. Последний, и, к сожалению, как бывает сплошь и рядом, единственный. Однако нет в принципе такой стены, которую нельзя было бы проломить. Поэтому, стратегия любой защиты должна предусматривать обязательно маневр и упреждающий удар.

Приходится, к сожалению, констатировать, что из-за недопонимания методов и задач личной охраны в подавляющем большинстве случаев работа на опережение, разведывательные мероприятия, рекогносцировки, техническая зачистка не проводятся, не говоря уже о методах контрнаблюдения и аналитической отработке окружения клиента. Тактические и технические промахи ведут прежде всего к тому, что телохранителей взрывают вместе с клиентом или стреляют врасплох из засады.

Концентрация на непосредственном сопровождении (а вернее было бы сказать, «посредственном») без работы обеспечения происходит не только от желания сэкономить на содержании охраны, но и от непонимания ситуации. Клиент подчас готов платить за достаточно большое количество людей, которые находятся при нем в пределах видимости и многочисленностью создают иллюзию безопасности. Но он не знает, что непосредственное сопровождение — только верхушка айсберга всей работы, которая должна проводиться по обеспечению безопасности. Поэтому клиенту нужно обязательно объяснять необходимость предварительной работы и связанных с этим расходов.

Команда личной охраны помимо секции эскорта (телохранителей сопровождения, прикрепленных) и транспортной секции (водителей-телохранителей) должна обязательно включать группу обеспечения: людей, которые готовят («зачищают») районы предстоящего посещения и берут их под контроль вплоть до прибытия на объект клиента с командой эскорта, обеспечивая для них зоны безопасности. Формирование команды телохранителей, функциональные распределения, цели и задачи каждого в команде — сложный вопрос. Но если коротко, в группу обеспечения обязательно должен входить аналитик — человек, отслеживающий криминальную обстановку вокруг охраняемого лица (в местах его пребывания и среди окружения). Это человек, как правило, имеющий опыт оперативной работы в государственных структурах, использующий налаженные связи по прежнему месту работы, осведомителей в криминальной среде, информацию от сотрудников безопасности и т.д. Его обязанность — прогнозировать ситуацию, выдавать рекомендации группе сопровождения, организовывать сыскные (оперативно-розыскные) мероприятия. Соответственно все настораживающие моменты, связанные с клиентом, должны тут же доводиться до личной охраны.

В свое время мне приходилось заниматься подготовкой сотрудников эскортной и транспортной группы одного подразделения личной охраны. Работа этих ребят началась после того, как клиент их предшественников был расстрелян снайпером у собственного офиса на глазах охраны. Охрана пыталась отслеживать настораживающие моменты в окружающей клиента обстановке, но эта информация варилась, что называется, «в собственном соку». Сведения о подозрительных ситуациях, людях, автомобилях в лучшем случае передавались из смены в смену, но дальнейшая разработка и проверка не происходила. На вопрос, чем же занимаются аналитики, последовал ответ, что работа их сводится к игре в компьютерные игры и коллекционированию вырезок из газет на криминальные темы. Оказалось также, что старшие смен ни разу не обращались к аналитикам с просьбой проверить какие-либо настораживающие сведения, ни разу не выходили на руководство со своими подозрениями. Хотя, насколько мне известно, в техническом и аналитическом отделах здесь работали достаточно опытные специалисты, у которых были налажены устойчивые связи с правоохранительными органами. Та же ситуация, как оказалось, сложилась и со взаимодействием со службой безопасности клиента на его многочисленных объектах. Да, телохранители были по отношению к объектовой охране «варягами», но платил и тем и другим один человек, а значит, всегда можно было заставить работать объектовую охрану «под себя»: согласовывать прикрытие в момент прибытия и убытия на объекты, взаимодействие в штатных и экстремальных ситуациях, знать оперативную обстановку по каждому объекту на момент прибытия. Этого сделано не было.

В группу обеспечения должна включаться оперативно-техническая секция. Это, как правило, взрывотехники, специалисты технических средств защиты информации и инженерной защиты объектов. Задача секции — предварительная, контрольная и последующая зачистка объектов пребывания охраняемого лица на предмет обнаружения и подавления всевозможных посторонних «закладок», утечки информации, а также создание рубежей инженерной и технической защиты от проникновения на объект и организация технического наблюдения. В целях экономии для решения подобных задач порой приглашают временных работников. Однако при этом сложно исключить вероятность утечки информации и добиться надежного контроля за качеством проведенных работ. Поэтому сэкономив в одном, можно гораздо больше потерять в другом.

Приведу пример из практики. Мне довелось работать с клиентом, оснащение стационарных объектов которого взяла на себя охранная фирма. Достаточно круглая сумма была вложена им в техническое дооборудование объектов, в частности жилища. Скрытая система теленаблюдения позволяла одновременно держать под контролем весь подъезд многоэтажного дома и прилегающую местность. Надежно был укреплен вход в квартиру, закуплена масса всякого оборудования, половиной из которой клиент просто не умел пользоваться. Мне предстояло оценить технические рубежи охраны жилья и работы подопечного. Даже при беглом ознакомлении выявились грубейшие просчеты. Например, эффективность достаточно дорогой и сложной системы теленаблюдения сводилась к нулю, так как не предусматривалась возможность ИК-подсветки в темное время, — и это в наших жилых многоэтажках с вечно разбитыми лампочками в подъездах. Абсолютно не защищенными от проникновения оказались окна и балконы квартиры. Квартира была недавно заселена и в нескольких комнатах не висели шторы на окнах, в том числе и в тех, которыми ежедневно пользовался клиент (места установки бытовой техники, холодильника, телефона). При этом напротив окон на расстоянии 28 м находился фронтон крыши местной школы (летом практически неработающей). Место оказалось идеальным для засады: в течение нескольких секунд преступник мог исчезнуть без следа в разных направлениях. Условия, расстояние и сектор обстрела были такими, что промахнулся бы разве что слепой. При современных технических возможностях исключить осмотр комнат не составляло никакой сложности, не требовало ни особых технических изысков, ни значительных на общем фоне финансовых затрат. Просто во всем четко прослеживался один принцип: срубить с клиента деньги в возможно минимальный срок и по максимальной величине.
В группу обеспечения в качестве силового прикрытия включается резерв (группа быстрого реагирования). Его задача — силовое прикрытие по вызову группы эскорта, усиление группы эскорта при необходимости, создание внешних рубежей (коридоров) безопасности при прибытии, убытии, в ходе пребывания или следования охраняемого лица по территории. ГБР должна укомплектовываться специалистами, владеющими штурмовыми тактическими навыками, оснащаться автомобилями повышенной проходимости и степени защищенности. В отличие от группы эскорта, которая, как правило, скрывает свою спецамуницию, ГБР может экипироваться бронежилетами повышенного класса защиты открытого ношения, гладкоствольными ружьями, более крупными и мощными радиостанциями.

Одна такая группа может прикрывать несколько стационарных объектов и физических лиц. Она же способна решать задачи инкассации и стационарной охраны объектов, хотя это — самая ненадежная с точки зрения безопасности схема. Правильнее для ГБР все же находиться в режиме ожидания.

Из числа специалистов обеспечения комплектуется передовая группа. Ее главные задачи — контрнаблюдение, выяснение обстановки на объекте, контрснайперский досмотр, обнаружение посторонних закладок и взятие под охрану объекта до приезда на него первого лица. Сотрудники передовой группы обязаны прибыть на объект раньше клиента с группой сопровождения, чтобы успеть провести все эти мероприятия. При этом они по возможности не должны выдать своим присутствием скорое появление охраняемого лица. Поиск взрывных устройств обычно совмещается с поиском закладок технических средств съема информации, так как те и другие обнаруживаются зачастую одинаковыми методами и техническими приспособлениями.

Во время пребывания подопечного на объекте силами обеспечения могут проводиться текущие контрольные мероприятия. После отъезда клиента или его телохранителей (если не предусмотрена круглосуточная охрана сотрудниками эскортной смены) проводится еще одна зачистка объекта.

Задача аналитической (сыскной) группы — вместе с передовой группой, подразделениями эскорта и транспорта организовать работу так, чтобы выявить преступный замысел еще на фазе разведки и подготовки.

Приведу пример из собственной практики. Мы работали с охраняемым лицом, на которого ранее было совершено покушение (он пострадал, но остался жив). Момент был выбран самый распространенный: утренний отъезд на работу. Рекомендовать клиенту устраниться от дел и покинуть город на период активного поиска заказчиков и исполнителей мы не могли: он ни в коем случае не соглашался на это. Поэтому приходилось работать в условиях реального риска возможного повторного покушения.

Мы исходили из того, что если попытка нападения будет повторена, то происходить оно вероятнее всего будет при аналогичных обстоятельствах. Возвращение клиента могло двигаться во временных рамках на 5—6 часов, он имел несколько мест проживания, и вычислить, когда и куда вернется на этот раз, было достаточно сложно. Место работы надежно охранялось, работала система ограниченного доступа с контрольно-пропускным режимом и другими препятствиями. Так как предприятие было «закрытым», единственная дорога к нему на всем протяжении контролировалась усиленными милицейскими постами. Так что если бы террористы замыслили преступление по месту работы клиента, последующий отход был бы для них трудным. Проверку кабинета охраняемого на посторонние предметы мы проводили постоянно. Вечерние и праздничные мероприятия обычно не планировались клиентом заранее, могли зависеть от многих обстоятельств, прежде всего от объема работы и настроения. И то и другое было величинами непостоянными, а следовательно, непредсказуемыми.

Маршруты передвижения все время менялись таким образом, чтобы исключить внезапное нападение или даже попытку блокирования. Постоянно менялись и привлекаемые автомобили. Таким образом, достаточно уязвимым моментом по-прежнему оставался только утренний выезд на работу. Всегда сохранялась вероятность, что наблюдатели вычислят место вечернего прибытия клиента и за ночь сумеют подготовиться для нападения.

Чтобы предотвратить эту угрозу, мы постарались тщательно спланировать наши утренние мероприятия. В состав группы непосредственного сопровождения «дом — работа» ежедневно входило два человека, на вечерние и выходные мероприятия обычно шла усиленная группа. Утром за одним из телохранителей заезжала машина оперативной группы прикрытия, входящей в -состав службы безопасности предприятия. Эта группа под руководством телохранителя прибывала заранее к дому клиента и производила зачистку зоны проживания. В соответствии с отработанными схемами (с учетом всех подъездных путей, зон обстрела, возможных мест укрытия, наблюдения, атаки, посторонних закладок и т.д.) местность осматривалась и патрулировалась. За каждым в группе закреплялся определенный сектор осмотра и участок территории. На заметку в журнал регистрации брались все подозрительные (новые) автомобили, люди, появляющиеся в это время в зоне действия группы. Так как клиент выезжал на работу очень рано, когда любые передвижения были заметны, а постоянное «местное» окружение мы постарались заранее изучить, то выявить все инородное было несложно. Затем данные обрабатывались аналитическим отделом и проверялись по многочисленным каналам. Подозрительные лица, автомобили блокировались, чтобы исключить возможность внезапного нападения, или задерживались для проверки. Таким образом было задержано несколько воришек и наркоманов, криминальная обстановка в районе значительно улучшилась.

За старшим телохранителем с утра заезжал представительский автомобиль клиента. Несмотря на то что ночью машина находилась на охраняемой сотрудниками СБ стоянке, ее досматривали старший телохранитель и водитель на предмет «сюрпризов», после чего они ехали к месту жительства клиента, где к тому времени уже была завершена предварительная зачистка района.

С этого момента руководство обеспечением безопасности брал на себя старший телохранитель. Убедившись, что все в порядке, он сообщал о своем прибытии клиенту, после чего еще раз оценивал обстановку из окон подъезда, корректируя действия группы обеспечения внизу и при необходимости задерживая выход клиента из дома.

Выход клиента, посадка и отъезд происходили за минимально короткое время. Автомобиль с группой прикрытия сопровождал кортеж клиента какое-то время на удалении: для усиления прикрытия и ведения контрнаблюдения он выезжал не сразу за основной группой, а несколько позже, чтобы выявить возможное преследование. После того как кортеж проезжал участок предсказуемых выездных путей, автомобиль группы прикрытия возвращался на место постоянной дислокации группы.

При возвращении клиента с работы, еще в дороге, мы по радиостанции связывались с оперативным дежурным, кодовым сигналом оповещая его, куда нужно выслать группу прикрытия. Делалось это с таким расчетом, чтобы к приезду зачистка района была закончена. Она производилась по схеме, аналогичной утренней. Непосредственно перед прибытием в район проживания клиента мы запрашивали «добро» у группы прикрытия и, получив его, ехали на место. При выявлении группой прикрытия готовящегося преступления всегда имелась возможность изменить маршрут и свернуть к ближайшему посту милиции.

Однажды мы обнаружили, что за охраняемым лицом наблюдают из неизвестного автомобиля. Вызванная по радиостанции на маршрут группа прикрытия блокировала и задержала машину, в которой оказались... оперативники местной милиции. Как выяснилось, параллельно с нами они решили провести работу по выявлению наблюдения за охраняемым лицом (клиент занимал достаточно высокий должностной пост в местной иерархии). Во всяком случае, это была официально представленная версия. На самом же деле кто-то из местных руководителей, по-видимому, просто собирал досье на нашего клиента. Недоразумение было, естественно, улажено, но тот факт, что наблюдение, которое вели профессионалы, было «вычислено», говорит о достаточно надежно организованной работе.

Параллельно с нами интенсивно работала группа поиска, которая, пользуясь своими каналами и нашей информацией по контрнаблюдению, сумела выявить инициаторов неудавшегося террористического акта. Конфликтная ситуация была наконец локализована.

Один из основополагающих моментов, который должен закладываться при формировании специфического мышления телохранителя, — работать высокопрофессионально. В противном случае быть телохранителем нельзя. Так как обрекаешь на смерть не только себя (делая это сознательно), но и клиента, который тешит себя иллюзией безопасности.

Часто возникает вопрос: как обеспечить собственную безопасность и безопасность клиента, если передовая группа не предусмотрена? Подобные промахи, конечно, на совести руководителя СБ, но ведь летящие осколки или автоматную очередь встречать грудью не ему. Поэтому профессионал личной охраны всегда должен продумать все возможные варианты распределения сил и средств, имеющихся в его распоряжении.

Характер угрозы никогда не бывает неизменным в течение дежурной смены. Он возрастает или убывает в зависимости от места пребывания клиента и его окружения. Постоянное число телохранителей вне зависимости от обстоятельств — это вторая, наиболее часто встречающаяся тактическая ошибка. С увеличением угрозы количество телохранителей (сил и средств охраны) должно увеличиваться, и наоборот. Исходя из этого, нужно планировать охранные мероприятия. Старший в команде сопровождения обязательно заблаговременно должен знать о предстоящих мероприятиях (визитах) своего клиента, в то же время необходимо исключить возможность утечки подобной информации через посторонних.

Работа телохранителем «соло» никогда не рассматривалась в качестве профессионального обеспечения безопасности и допускается, как правило, только как временный вариант или при очень низком уровне угрозы. И, тем не менее, телохранители-одиночки не редкость. Им особенно необходимо изыскивать приемы, позволяющие, насколько это возможно, сократить риск неожиданного нападения или применения взрывных устройств. Приезжать за клиентом всегда следует заблаговременно, чтобы иметь время на осмотр. Следует добиваться, чтобы клиент давал телохранителю время для предварительного, пусть даже беглого (лучше, чем никакой) осмотра, пока сам он находится в безопасности офиса, дома, людного охраняемого помещения. Нельзя бездумно ходить за клиентом хвостом. Верьте своей интуиции: если что-то настораживает, делайте досмотр столько, сколько нужно, или уводите подопечного от греха подальше. Телохранитель должен уметь оценить обстановку, уровень возможной опасности и, главное, решить, справится он с ней или нет.

Повторюсь: следует использовать все скрытые резервы в работе. Необходимо требовать привлечения для выполнения функций передовой досмотровой группы сотрудников объектовой охраны. Если таковой нет, прикрывать друг друга за счет телохранителей свободных смен, когда уровень угрозы требует этого. Да, это не предусмотрено оплатой — но жизнь дороже, а телохранитель, охраняемый которого погиб, вряд ли в будущем найдет хорошую работу.

Надо находить контакт с людьми: соседи, участковый, сотрудники жилищно-коммунальных контор, сослуживцы клиента могут стать постоянными источниками ценнейшей информации о появлении в местах его постоянного пребывания подозрительных лиц, проведении непонятных работ.

Одним из лучших методов разрушения планов преступников — нешаблонность действий телохранителей. Пользование различными выходами, лифтами, маршрутами, автомобилями (это могут быть машины прикрытия или автомобили сослуживцев, подчиненных клиента), симулирование излишней активности там, где клиента нет, с целью вызвать «огонь на себя» и выявить наблюдение — чем энергичнее вы действуете, тем больше шансов заставить преступника нервничать, ошибаться, менять планы в последнюю минуту. Это принесет победу телохранителю, а не террористу.

Профессиональный телохранитель всегда угроза для террористов